Герой Цитадели небожителей: маленькая волшебница Мэгги

Тема в разделе "Лига ангелов II: Летопись", создана пользователем Alisa Right, 11 окт 2018.

  1. Alisa Right

    Alisa Right Комьюнити-менеджер

    Регистрация:
    19 июл 2016
    Сообщения:
    1.029
    Симпатии:
    689
    [​IMG]

    Над городом, погруженным в полуночный сон, плыла мелодия: тонкое тихое пение флейты накатывало, как волна, сковывая волю всех, кто ее услышит. Людям снились прекрасные сны, навеянные чьим-то волшебством, но вдруг мелодия сменилась: из прекрасной, расслабляющей и ласкающей слух она стала тревожной, навевающей страх. Люди метались и кричали в кошмарах, но не могли проснуться.

    Тем же, кому не повезло бодрствовать, начали мерещиться чудовищные картины: все их страхи появились в реальном мире. Те, кто оказался слаб духом, опрометью бросились бежать. Кто-то спрятался в доме, а кто-то кинулся в лес, где сгинул в лапах темных тварей, привлеченных мелодией флейты.

    Утром солнце поднялось над городом, но страх, навеянный кошмарами, не развеялся, а лишь усилился. Тела тех, кого кошмары победили во сне, и тех, кто не успел добраться до дома, теперь лежали рядом у дверей небольшого храма, где слуга Высших вел обряд поминовения. Эта ночь получила название ночи Темной флейты, и многие выжившие после нее навсегда покинули город.

    ***​

    Родители Мэгги владели небольшой лавкой волшебных сладостей, известной по всей Божественной империи. Будучи одаренными кондитерами и волшебниками, они создавали настоящие произведения искусства, за которыми приезжали с разных концов огромной страны. Благодаря их магии сладости долгое время не портились и не таяли

    Конрад, отец Мэгги, крепко спал, когда его начали одолевать кошмары, ломая волю. Проваливаясь в очередной кошмар, он услышал приглушенный стенами плач дочери, и страх за нее дал ему сил вырваться из плена сна. Рядом с ним на кровати металась в кошмаре его жена Мэй. Конрад еле разбудил ее, после чего они вместе бросились в комнату Мэгги, чтобы вырвать из лап сна плачущую девочку. Отец поверх головы дочери посмотрел в глаза Мэй, и та, поняв, о чем он думает, согласно кивнула.

    — Мэгги, — тихим, уверенным голосом сказал отец, — сейчас ты спустишься в подвал, запрешься на засов и будешь ждать нас. Мы скоро вернемся.

    Переодевшись, родители проверили, что Мэгги спряталась в подвал, и, вооружившись, быстро пошли в лес.

    Мэгги с раннего детства умела чувствовать магию. И в ту ночь чутье подсказало ей, что где-то недалеко от дома ее родители сотворили какое-то заклинание. Но им ответил не Свет, а Тьма. Впервые девочка почувствовала, как рядом полыхает враждебная всему живому магия: это было неприятно, даже больно. Пальцы жгло, будто их натерли перцем. Точно как учила мама, девочка сосредоточилась и потянулась к источнику волшебств. Нервное напряжение и страх за родителей позволили ей сделать то, что не получалось уже год.

    Магическое пламя затопило душу девочки, и в центре комнаты забушевал огонь. Он согревал, не обжигая, протянутые руки девочки, и Мэгги потянулась к нему всей душой, а ей навстречу потянулся дух огня, принявший форму огромного волка. Обнюхав замершую в изумлении девочку, дух ткнулся теплым носом в ее щеку и растаял в воздухе.

    Темнота, навалившаяся на Мэгги, душным облаком вернула ее в реальность. Где-то в лесу отчаянно сражались ее родители, и грозным набатом звучала применяемая ими и неизвестным противником боевая магия. Забыв о всех наставлениях, девочка выскочила из дома и бросилась бежать туда, откуда долетало эхо магического боя.

    Не успела Мэгги добежать до леса, как резко стало тихо. Ускорившись, девочка выбежала на полянку, где произошел бой. В центре поляны лежали ее родители, а над ними… Над ними спиной к Мэгги стояла женщина, одетая в странные лохмотья, и колдовала. Со стороны казалось, что это паучиха, которая опутывает жертв своей паутиной: с каждым взмахом ее рук Конрад и Мэй вздрагивали и стонали от боли.

    Мэгги взмахнула обеими руками, призывая проснувшуюся силу. Она не знала заклинаний или рун, но одного лишь желания хватило для того, чтобы огненный волк появился вновь. Тот прыгнул на ведьму, стараясь ухватиться зубами за шею, но она со злобным воплем растаяла в воздухе, а волк покатился кубарем по траве, оставляя после себя подпалины на траве.

    Принюхавшись и убедившись, что ведьмы рядом нет, огненный дух, не меняя обличия, подошел к девочке, сидящей около родителей, и начал зализывать их раны. Потом магией поднял их к себе на спину и повез домой. Мэгги шла рядом, держа маму за руку…

    ***​

    Конь неспешно шел по дороге, приближаясь к старому мосту. Одетая в элегантное, сшитое по последней моде сине-зеленое платье, украшенное множеством драгоценных камней, с кокетливо сдвинутой налево шляпкой, наездница сидела в дамском седле, свесив ножки на правую сторону и поставив их на специальную ступеньку. В руках она держала небольшую книгу в черном переплете, напоминающую сборник стихов, и что-то читала.

    За ее приближением наблюдало несколько десятков глаз. Кто-то смотрел с изумлением, кто-то — с недоверием, и лишь главарь, прозванный Меченым, — с опаской. Его подозрительность основывалась на том, что путешественница ехала одна по старой заброшенной имперской дороге, миновав логово мантикор. Богато одетая, на великолепном коне и без охраны, она явно выбивалась из его понимания нормы и это беспокоило, но… мужики в банде, увидев красивую девушку, растеряли остатки мозгов, а отсутствие охраны окончательно сорвало им тормоза, так что они, забыв о плане, с ревом высыпали из кустов, перекрывая ей дорогу.

    — Все, цыпа, ты приехала, куда хотела! — заорал один.
    — Да-да, слезай с коня, — с гнусной усмешкой поддержал другой.

    Остальные захохотали и что-то согласно загомонили, окружив коня. Девушка закрыла книгу, не забыв загнуть уголок страницы, и медленно обвела гомонящую толпу взглядом. Изогнув левую бровь, лениво поинтересовалась:

    — Все сказали?

    Онемевшие от удивления бандиты вытаращили на нее глаза.

    — Ваши деяния достойны смерти! — сказала волшебница и взмахнула рукой, будто отгоняя комара, после чего несостоявшиеся грабители рассыпались прахом. Меченый попытался ускользнуть, оставаясь, как он думал, незамеченным, но ему на плечи упала лиана, захлестнула горло и вздернула вверх.
    — Надо поторопиться, — сказала девушка коню, не обращая внимание на доносящийся откуда-то сверху хрип еще живого бандита. — Хочу сегодня заночевать в городе!

    Конь согласно заржал и, сорвавшись с места в карьер, начал стремительно набирать скорость, унося хозяйку с места скоротечной схватки. Спустя несколько часов они достигли города, и конь, сбавив скорость, вынес свою прекрасную наездницу на площадь перед гостиницей, где опустился на колени, чтобы она могла сойти. Волшебница повернулась к скакуну:

    — Ты свободен, Ветер! Позову, как понадобишься!

    Конь сорвался с места и исчез за воротами, а она поднялась по ступеням в ход гостиницы.

    — Меня зовут Розалинда, — представилась она, — мне нужен номер, горячая ванна и ужин. И как можно скорее. И желаю видеть главу города. Передайте ему весточку, чтоб нашел для меня время.

    Расторопные слуги бросились выполнять все указания, а волшебница прошла к диванчику, стоящему в углу холла гостиницы, и, достав из складок своего платья томик, вновь погрузилась в чтение.

    — Госпожа, ваш номер готов! Горячую воду для ванны сейчас носят! Желаете ужин сейчас? — прервал ее занятие метрдотель.
    — Нет, после ванны. А что насчет главы города? — поинтересовалась Розалинда.
    — Он покинул город вместе с домочадцами… говорят, что отправился в столицу просить помощи… — пробормотал служащий гостиницы, явно сам не веря этому.
    — Сбежал, крысеныш, бросив людей на произвол судьбы! — зло прошипела девушка, заставляя собеседника боязливо поежиться.

    Утро застало Розалинду в одном из худших ее настроений: несмотря на то что ночью Темная флейта молчала, кошмары продолжали мучать людей, и волшебница не выспалась. Темная магия, разлитая в воздухе, давила на грудь, вызывая тревогу и желание убраться куда подальше.

    Прогулявшись по городку, Розалинда обратила внимание на то, что магия флейты немного развеялась, а это значит, что некто неизвестный вновь повторит ритуал. То, что сделает это недруг, не оставляло никаких сомнений: никто из обладающих магией и находящихся в здравом уме волшебников не станет использовать такой артефакт.

    На южной окраине города, там, где лес вплотную подходил к городу, аромат темной магии был сильно разбавлен привкусом огня. Розалинда остановилась и принюхалась: в лесу недавно был бой, но смертей она не чувствовала. Это означало, что были свидетели этого преступления и они живы.

    След огненной магии привел ее к единственной кондитерской в городе, и, ни секунду не колеблясь, она толкнула дверь и вошла внутрь. Над головой у нее зазвонил дверной колокольчик, и навстречу магичке вышла заплаканная девочка.

    Как бы ни было страшно Мэгги от того, что родители все еще не очнулись, к посетительнице она вышла в полной боевой готовности. На пальцах клубилась ставшая привычной огненная магия, и дух огня был готов прийти к ней на выручку.

    — Не стоит, деточка! — бросила ей волшебница, и огонь на пальцах девочки тут же погас. Чужая воля отрезала ее от источника силы. — Я пришла поговорить. Ты и твои родители были ночью в лесу, когда все произошло.

    Волшебница не спрашивала, она утверждала, и Мэгги ждала продолжения.

    — Вы видели, что произошло и кто применил Темную флейту. Сколько их было? — в этот момент Розалинда требовательно уставилась на девочку.
    — Я видела только одну… ведьму, — прошептала растерявшаяся от такого напора Мэгги. В этот момент из воздуха появился Огненный волк и поклонился Розалинде:
    — Госпожа, на поляне был аромат шести человек: Конрад, Мэй, Мэгги и три посторонних запаха.
    — Благодарю, — кивнула Розалинда, — значит, три ведьмы... Пожалуй, это будет интересно. Что с твоими родителями?! — резко спросила она.
    — Они еще не очнулись… — прошептала девочка и заплакала.
    — Показывай! — приказала волшебница, и Мэгги повела ее в глубину лавки к лестнице на второй этаж, где располагались жилые комнаты.

    В комнате на одной кровати без сознания лежали Конрад и Мэй. Тяжелое дыхание, покрытые испариной, как при тропической лихорадке, лица и сведенные судорогой конечности.

    — Хм-м-м… Это проклятье называется “кровавый ритуал”. Оно должно было выпить из твоих родителей жизненные силы и отдать их ведьме, но ты его вовремя прервала. Правда, чтобы снять проклятье, нам потребуется найти и убить ведьму.

    Розалинда повернулась к Мэгги:

    — Ты остаешься дома следить за родителями. А ты, — она обратилась к волку, — присмотришь за этой юной особой, чтобы не бегала одна по лесу ночью. Понял?

    Волк согласно опустил голову, и волшебница быстро покинула дом, ей предстояло найти место, где впервые применили флейту. Это должно было быть укромное место, где можно подготовить столь сложный ритуал, но при этом не слишком далеко от города, чтобы уменьшить расход магии. Это была бы огромная территория для поисков, если бы не одно НО — встреча семьи Мэгги и ведьм, возвращающихся после ритуала. А значит, круг поисков заметно сузился...

    На восьмую ночь снова зазвучала тихая мелодия флейты, погружая опустевший город в сон. Розалинда, ожидавшая этого в гостинице, сменила своё платье на охотничий костюм и неспешным шагом направилась в лес. Она хотела дать ведьмам время, чтобы потратить свою силу.

    За прошедшую неделю волшебница успела найти пещеру, которую выбрали для ритуала ведьмы, и изучила ее на предмет возможных ловушек, как физических, так и магических.

    Приближаясь к пещере, волшебница почувствовала, что кто-то применил магию огня, прерывая мелодию флейты, и из пещеры раздались крики боли и рычание зверя. Какого именно зверя, Розалинда уже знала. Мэгги и дух огня ослушались ее и напали на ведьм сами. Опыта духа хватило, чтобы подсказать девочке правильный момент для нападения, так что достойного сопротивления ведьмы оказать не смогли.

    Войдя в пещеру, Розалинда увидела ведьм, скорчившихся от боли, их тела терзал Огненный Волк, а девочка, одетая в красный сарафан и такого же цвета плащ, молча наблюдала.

    — Красная шапочка на новый лад, — усмехнулась волшебница. — Прекрати! — бросила она волку, и тот отпрыгнул от своих жертв.
    — Ваши деяния достойны смерти! — произнесла она фразу, ставшую у нее ритуальной, и взмахнула рукой. Налетевший ветер разметал пепел, оставшийся от тел ведьм.
    — Ты ослушалась меня, девочка, и это непростительно. Но ты сама отомстила за родителей, что достойно уважения. А теперь спрячься, это еще не конец! — сказала она Мэгги, и девочка метнулась в угол и спряталась за большим камнем.

    В этот момент в пещеру вошло новое действующее лицо: длинное темное платье, великолепная фигура, широкополая шляпа, которую так любят ведьмы, и черный как смоль плащ. Прекрасное лицо искажала злобная усмешка, а руки ведьмы сжимали флейту. Вокруг нее клубилась Тьма.

    — Великая волшебница Розалинда! Какая встреча! — с насмешливым поклоном произнесла ведьма.
    — Не имею чести…
    — Да и не велика честь, — прошипела ведьма и ее лицо исказилось ненавистью, - хотя ты, наверное, хочешь знать имя своего палача! Зови меня Чедип! — бросила она и атаковала.

    Воздух словно задрожал от количества магии. Стены пещеры оплавились, а камни, лежавшие на полу, рассыпались в пыль. Мэгги уцелела лишь потому, что дух огня успел закрыть ее, а Розалинда смогла наложить на них обеих защитное заклинание.

    Две чародейки методично бросали друг в друга заклинания: ведьма использовала флейту как волшебную палочку, сплетая волшебные узоры и отправляя в Розалинду огненные шары.

    — Кто доверил флейту такой бездарности? — перекрикивая грохот, поинтересовалась Розалинда.
    — Не твое дело! — прокричала в ответ Чедип и несколькими секундами позже особым ударом пробила защиту Розалинды, повредив ей руку, из-за чего волшебница заметно сдала по скорости создания заклинаний. Вторым ударом ведьма отбросила волшебницу ко входу в пещеру и неспешным шагом подошла к ней. На лице Чедип играла торжествующая усмешка, и, наклонившись к Розалинде, она прошептала:
    — Мне ее дал Аид.

    Подмигнув волшебнице, она направила на нее флейту, решив добить особой магической волной, но тут Розалинда усмехнулась:

    — А это было не так сложно, как я думала! — и нанесла удар давно заготовленным заклинанием. Ведьма, уверенная в своей победе, забыла о защите, за что и поплатилась. Ее отбросило к стене, и Мэгги, выскочившая из своего убежища, приказала духу огня атаковать. Пещера вновь потонула в вспышке света.

    Когда свет рассеялся, девочка увидела, что на закопченной стене красовался силуэт ведьмы, а рядом с ним стояла Розалинда и задумчиво изучала флейту, которую держала в руках.

    — Пойдем домой. Твои родители скоро очнутся, и надо, чтобы ты была рядом, — сказала Розалинда и, опираясь на внезапно появившуюся черную трость, направилась к выходу. Мэгги заспешила следом.
    — Ветер, ты мне нужен! — сказала волшебница, и перед ними из воздуха появился серебристый скакун. В город они вернулись верхом: Розалинда на Ветре, а Мэгги — на своем волке.
    — Я приду к вам завтра, — уведомила волшебница и направила своего скакуна к гостинице. А Мэгги, услышав родные голоса, доносившиеся из дома, с радостным писком бросилась внутрь.

    На следующий день, когда к кондитерской подъехала Розалинда, ей навстречу вышла вся семья.

    — Госпожа Розалинда, — чопорно поклонился гостье Конрад.
    — Не надо церемоний. Я приехала, чтобы предложить вашей дочери свою помощь в обучении, — сказала волшебница. — Мэгги, ты согласна?

    Мэгги все рассказала родителям: и о пещере, и о ведьмах, и даже о духе огня. Конрад и Мэй сначала очень сильно испугались за свою дочь, но потом решили, что Мэгги нужно научиться контролировать эти силы. Поэтому, когда Мэгги посмотрела на них, они легонько кивнули. Девочка лучезарно улыбнулась и сказала:

    — Да, госпожа Учитель.
    — Тогда собирайся, нам пора в путь!
    — А родители?
    — Скоро сюда прибудут войска императора для зачистки территории от злых существ, призванных силой флейты. Им потребуются местные помощники, а потом они проводят Конрада и Мэй в столицу, где их ждет своя собственная пекарня.
    — Тогда в путь! — смело сказала девочка и взобралась на спину волку.

    Конрад и Мэй, обнявшись, долго смотрели вслед своей девочке, так рано вылетевшей из гнезда, пока их не потревожило деликатное покашливание. Обернувшись, они увидели почтительно склонившегося эльфа:

    — Господин Конрад, госпожа Мэй, меня прислал к вам сам император...

    Так началась новая глава в жизни Мэгги и ее семьи. Остается надеяться, что и она закончится хорошо…

    Играть в Лигу ангелов II
    Автор: Хранитель Иноканоан
     
    Многоликая и Иноканоан нравится это.